УЖИН БЕЗ ПРЕДРАССУДКОВ

Экспериментальные произведения

УЖИН БЕЗ ПРЕДРАССУДКОВ

ПРОИЗВЕДЕНИЕ СО СВОБОДНОЙ ПУНКТУАЦИЕЙ

The sea is also deep in calm as in the storm. (1)

Пара сидела под козырьком одного из камешками разбросанных по набережной ресторана, ветер, запустив в шевелюру тонкие пальцы трепал длинные космы пальмы падая тенью на скатерти еле ворочали языком свисающей ткани. Спускаясь по лестничным уступам в море горы смело шагали в воду обмакнув раскаленные пятки солнце, сыпля горячие угли, обдало жарким лучом землю, стекающую по ту сторону горизонта. Все места на веранде были заняты, зарезервированные дожидались своего часа. Преследуя лёгкий кивок пробка вышла из горла плеская виноградную кровь вино, приняв форму шара со срезанным черепом, раскрыло ноты смородины, которых нет у пино, выращенных в других провинциях. Шатаясь на длинной ножке жирным подтёком стекла в маслянистых оборках юбка. Даже здесь на побережье найти ресторан, который бы без уступок удовлетворял вашим вкусам, было так же не просто, как найти Сено во Франции.

Подали тунца, женщина, проголодавшись, чуть не набросилась на морскую телятину – прогуливаясь в одиночестве, но чаще косяком растянувшись вдоль берега жители туристами нагуливали аппетит прежде, чем зайти в приглянувшийся им ресторанчик. Ковырнув створку ножом раскрыв раковину мужчина, не скрывая удовольствия, пожирал устрицы, креветки, с загнутыми жирными хвостами омары водились только у в третьем поколении Анри, шеф повара ресторана. Неподалеку, возле грудой наваленных морских гадов крутился официант – угрём пробираясь между столиками в ожидании того момента, когда, согнувшись в учтивой позе, можно предложить следующее блюдо, расторопный, в строгом одеянии гарсон всегда к вашим услугам.

Донеся приятную тяжесть желудка до отеля жители, укладываясь спать вдоль бархатной каёмки моря, забивались в снятые на время норы, другие, озираясь, копошились, только покидая свои жилища, город заливало фальшивым светом. Завтрашний день предполагал продолжение... Яхта, мягко покачиваясь на волнах уплывая всё дальше, отплыла так далеко, что уже не было видно ни берега, ни яхты. Чтобы как следует со всех сторон подрумяниться женщина, как на вертеле, крутила свое тело –- бледно-синяя кожа не то, что нравится мужчинам и, хотя чета была не первый год вместе, женщине всё еще хотелось нравиться своему мужчине... под любым соусом... Мужчина стоял за штурвалом, ветер, обтекая, глазировал плотную фигуру, солнце лило кипяток из-за облака дразня жгучим перцем купальник маячил на самом носу яхты, за черными пятнами очков плыли сплошь синие пятна, размытые рыхлой чертой моря. Над головой пролетела чайка, за ней крикливым галдением нарушая мёртвый штиль неба последовала еще одна птица. Провожая горластых птиц взглядом, мужчина смотрел им вслед пока обе не заткнулись, подавившись проглоченной рыбой, когда он вернулся женщины нигде не было. На самом носу моторного судна, на том месте, где еще недавно лежала его спутница теперь лежало скомканное, изжеванное, выплюнутое кем-то полотенце. Окликнув женщину, мужчина сбежал по скользко-блестящей лестнице вниз, не найдя никого в темном мраке каюты, ослепленный вскарабкался на палубу. Вынырнув из синей бездны моря прохладно-пенным языком нос облизала волна.

Мужчина бросился в море. Отплывая всё дальше от яхты мужчина нырял, пока окончательно не выдохся. С корки голубого неба вниз медленно что-то падало, вокруг несуразной головы трепыхались распущенные водоросли, от длинных, уродливых, вытянутых вдоль тела плавников видно не было никакого проку, иначе разгуливать ей по толще воды, а не опускаться всё ниже. Рассеченный на двое невзрачный хвост, еле волочась, сочился дымчато-красным шлейфом. Вокруг дельфином кружили макрели, блестя стальным холодом акулы мимо проплыла барракуда, держась от всех в стороне, тараща глаза за всем наблюдал окунь. У следующей с неба второй порции глаза были прикрыты кожаной складкой – какое только не встретишь рыбье уродство. Несомненно, случилось что-то непредвиденное – пеламида, вильнув хвостом, изменила направление движения. Обычный рацион рыб составляли рыбы, рыбы и рыбы, за редким исключением, мужчины жестче, чем женщины, у которых мякоть вкуснее – по счастливой для рыб случайности пара заплыла довольно далеко, можно было не спеша трапезничать. Рыбы ели тихо, не требуя ни перца, ни соли. Особи посмелее, толкаясь, облепляли белую жемчужину, мелкие рыбёхи пристроились с краю, крошки со стола доставались, как всегда, самым нерасторопным – кое-как прицепившись несколько моллюсков из клана ползающих по дну улиток, медленно переваривая только что съеденное, не спешили со следующим блюдом...

Где-то на крыше, в нескольких милях от того места, где всё еще болталась яхта, закинули в воду невод. Новость о двух пропавших в море не сразу попала в газеты, отложив вечерний выпуск, мужчина принялся за устрицы.

Прим. автора:

1.Море так же глубоко в штиль, как и в шторм (англ.)

0 22 0.0

0 Рецензий

Добавить рецензию