ХОРОШИЙ/ПЛОХОЙ ХИМИК

Рассказы о подростках

ХОРОШИЙ/ПЛОХОЙ ХИМИК

Для того, чтобы операция прошла успешно, нужно чтобы многие составляющие совпали - к выводу этому Димон пришел ценою проб и ошибок, все свои промахи испытав на собственной шкуре, ни в одной книжке этому ни учили, кое-что удалось почерпнуть из инета, но инету Димон не так чтобы доверял - мало ли, может это подставной сайт, который специально запустили, чтобы отлавливать таких вот лохов, даже у банков бывают сайты-двойники, с помощью которых можно умыкнуть денежки, и поминай как звали, так почему бы и ментам не воспользоваться тем же инструментом, тем более что туда выгребается самый мощный человеческий ресурс, прямо с институтской скамьи, им об этом, кажется, в школе говорили. Приходилось конспирироваться. Что касается единомышленников, таковых у Димона пока не было, есть такие соратнички, заставят копать ночью в поле, а сами побегут сдавать тебя в полицию, кроме того, само дело, которым он занимался, с легкостью можно было провернуть самому, да и смываться самому тоже легче. Радовало и то, что дело это было А) не сильно энергозатратное и Б) не слишком финансовозатратное - когда перебиваешься на родительские подачки вопрос это не маловажный, приходилось выгадывать, но ничего, ради такого дела и себя обделить не жалко. Была еще одна особая причина, из-за которой Димон предпочитал не раскрываться – юноша ощущал во всем этом что-то почти интимное и этим пока ни с кем не хотелось делиться.

Чтобы спокойно заниматься нет, не любимым, а скорее нужным делом, требуется прикрытие – придумать его оказалось даже проще, чем Димон рассчитывал, на нужную мысль натолкнул случай. Как-то он зашел к корешу, парень как парень, волосы в синий цвет красит, а так в общем ничем не примечательный, в свободное от работы время - вольных художник, разрисовывает в граффити лифты, подъезды, пролеты мостов, гаражей и других металлических конструкций. Димон прикинулся, что и для него этом может представлять интерес. Прикрытие в виде граффити Димона устраивало Ц) потому что это скорее всего устраивало бы предков – у предков ведь всегда всё очень логично: лучше пусть матерится, чем курит; лучше пусть курит, чем пьет; лучше пьет, чем колется; лучше уж пусть размалевывает всё вокруг, чем неизвестно с кем свяжется и попадёт в дурную компанию. А тут вроде как ничего дурного, ну разрисует он чей-нибудь гараж, ничего личного и, главное, ничего такого, после чего трудно смотреть в глаза людям.

С родителями удалось достичь что-то вроде консенсуса, с той стороны поступило единственное требование - чтобы всё шито-крыто, то есть, чтобы не попадался, а то мало ли... Димон вполне с этим согласился, не в его интересах подставлять предков - только дурак рубит дуб, на котором сидит. Хотя мать конечно еще некоторое время вибрировала, умоляла не подходить к чужим машинам, прочла лекцию по поводу чужого имущества, про то, что какой-нибудь с юридическим подковами может подать и в суд, народ у нас теперь грамотный, может и подзаработать, кипяток на себя в Макдональдсе опрокинуть, палец нечаянно куда-нибудь засунуть, да там и прищемить. Димон сразу усек к чему сводилась материнская трель и твердо пообещал, что чужие машины ни-ни, разукрашивать не будет, если что и будет рисовать, то на всякий случай подальше от места жительства. Кстати обещание своё Димон сдержал - ни то что вечно пускающие слова на ветер взрослые-ни одной машины не разрисовал и не испортил - мужик сказал, мужик сделал - и орудовал действительно далеко от места постоянной прописки. А о том, что речь шла вовсе не о невинных картинках на стенах и не о с выпяченными глазами буквах мать так и не узнала. Краски, кстати, хранились прямо у Димона комнате. Комната подростка что-то среднее между свалкой и святилищем, с обратной стороны двери висел череп, под ним две скрещенные кости и светящаяся даже ночью недвусмысленная надпись. Не входить без стука родителей удалось приучить не сразу, но Димон свято верил в то, что это должен сделать любой уважающий себя человек - каждому рано или поздно приходится отвоевывать своё место под пальмой.

От идеи до реализации путь тернист и асфальт вспучен. Нужно выбрать не только время и место, но и жертву. Что касается времени Димон сразу решил не заниматься этим вместо школы, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимание прогулами – тот, кто ворочает такими делишками, в определенное время должен сидеть в школе, как пай девочка, чтобы отец не уперся и не отказался купить новые наушники, у некоторых все просто - слово дал, слово взял и обратно не выковыряешь. К выбору места Димон тоже отнесся тщательно, Д) нужно не попасться на камеры - чтобы спасать шкуру, вернее шкурки других, нужно прежде всего позаботится о собственной шкуре. Без жертвы немыслима ни одна операция. Жертва в 99% случаев баба, потому как мужикам вся эта красота на постном масле до лампочки, это только баба может в гололед выйти на шпильках и идти, растопырив глаза в разные стороны, с вот такенными ресницами коровой.

Следующий пункт - баба должна быть одна, без сопровождения. Не то что Димон кого-то там боялся или трусил, но от разъярённого мужика убежать сложнее, чем от бабы. (В понимании Димона мужик должен быть безусловно разъяренный, потому как каждому жаль горбом заработанных средств.) Какие чувства Димон испытывал к женщинам, на собственность которых покушался? Тут не все было однозначно. Димон пребывал в той прекрасной поре расцвета, когда женщина и может и должна нравиться. Но, какой бы прекрасной не оказалась незнакомка, Димон поставил для себя заслон - первым делом самолеты, и еще, если красота покупается такой ценой, то какая же эта красота, когда жертва остается без шкуры? А если народ не понимает, так его учить нужно! Выходя зимой на улицу, сердце кровью обливается, это ж сколько трупов каждый год производится! Щуплого, хотя и воинственно настроенного Димона аж подташнивало от такой несправедливости. Дома тоже было не все гладко, стоило только заглянуть гардероб, где хранились зимние вещи. Разговор с матерью Димон до поры до времени откладывал, но верил - настанет день и даже мать от него не отвертится.

Установил Димон себе и что-то вроде лимита по вылазкам: не более 4-х, но и не менее 2-х раз в месяц, чтобы не заржавить, во всяком деле нужна сноровка. Медалей на грудь Димон не хотел, для него прежде всего было дело и сделать его нужно было чисто, не хватало еще засветиться в соцсетях, чтобы какой-нибудь удод заснял его на телефон и спалил всю малину. К моменту первой вылазки Димон мог отличить норку от соболя, и даже знал сколько жизней идет на одну единственную шубку, которых у некоторых ни по одной, а по несколько. Чтобы укрепить нервы Димон насколько это было возможно хладнокровно просмотрел ролики, в которых засовывают в газовые камеры енотов, сдирают шкуру с еще живых норок, ломают шеи шиншиллам, вставляют в зубы и задний проход электроды и добивают дубинками чернобурку - зрелище не для жидких нервов, после этого Димон месяц не мог есть котлет, хотя они никакого отношения к шубам не имели.

Готовился Димон долго, но результат того стоил, наступил день операции (о попытках без выхлопа не стоит и рассказывать). Молодой человек натянул толстовку с капюшоном- капюшон всегда можно надеть, чтобы скрыть особые приметы, джинсы – неприметнее одежду не придумаешь, в них кто только не ходит, у каждой псины и той есть джинсовый прикид, сверху куртку по последней моде, оттого и неприметную, что все как из инкубатора. На пузе в кенгурятнике спокойно отдыхал баллон с краской. Димон сразу решил, что краска должна быть вырви глаз, чтоб ни в одной химчистке зубами не отодрали, чтоб уж наверняка, чтоб усилия не пропали даром! Кто если не я, если ни я, то и никто, это на Западе кого только не защищают, чуть что демонстрация, могут и голяком выйти, а у нас даже в фонтане не искупаешься, тут же сачком выловят, а недавно всем мужикам и женщинам впаяли по 5 и 8, соответственно, и суды у нас продажные... В тонкостях жизни Димон конечно не разбирался, но кое о чём часто на кухне говорили родители. (Предки с утра до вечера пропадали на работе, вкалывали за кредиты, обоих по самое горлышко засосала рутина, у него-то конечно все будет не так – Димон в это свято верил.)

Ветер с моря дул, морозец везде пощипывал, погода соответствовала, телефон Димон заблаговременно отключил, темнело и это было на руку. Впереди нарисовалась краля, не то чтобы нахачапуренная, но цену себе знает, гламур вокруг так и вьюжит, лохмы на ветру развеваются. Рядом никого. Димон налетел без предупреждения, нажал на пульверизатор ииии... смелым росчерком Зорро начеркал латинскую «Z». Ломанная малиновая линия горела на спине жертвы. Женщина орала, как резанная, как будто это с неё, а не с её белок снимали когда-то шкуры. Для верности Димон хотел чуть-чуть псыкнуть и спереди, но куда там - несясь на крылатых зимних сандалиях, Димон и не помнил, как оказался в метро, у вагона, а затем возле дома. Все время пока он бежал, Димон держал в руках баллончик, от орудия следовало избавиться, в кино пистолет сбрасывают в реку, но по дороге попался один пруд и тот замерзший. Коленки дрожали...

За зиму Димон в общей сложности испортил 9 шуб, но пришла весна, шубы попрятали в шкафы, голые деревья оделись, а девушки, наоборот, оголилось, одному Димону было не весело. До конца учебного года еле дотянул, наступили каникулы, лето в городе та еще веселуха, все поразъехались, спишь, ешь, оставленное в холодильнике, а тут бац и первое сентября и жаль ушедшего лета! В начале года родители обычно за него брались, и в этом году тем более все было по серьезному, девятый класс, нужно определяться, куда идти дальше, в конце года экзамены, мать ходит кругами, выведывает партизанскими способами к чему у мальчика душа лежит, отец стращает дворниками. Чувствуешь себя каким-то опоссумом, с которого собственные родители дерут шкуру. Как тут не задуматься, когда все время клюют и с обоих сторон сразу. Порой хотелось с кем-то поговорить, в тайниках души чего только не хранилось, но не с предками же говорить о самом сокровенном?! Да и девять испорченных шуб... Да только он об этом заикнись...

Димон никому ничего не сказал. Самому надо думать, что-то решать... В новом учебном году в школу пришла новая химичка, с прежней у него вышел конфликт, с предметом он не то чтобы не дружил, но не все догонял и в последней четверти предыдущего учебного года еле наскреб на тройку. Старая химичка заставляла читать чуть ли не по буквам и пересказывать каждый абзац, новая хоть и шла по программе и тоже заставляла, но часто что-то и показывала, куча каких-то реакций, одно за другим следовало, то выпадал осадок, то выделялся газ, то еще какая-нибудь ерунда, взвесь, взмуть неопределенной формулы, вроде добавлялась какая-то байда, а выходило новое свойство. В общем было занимательно. Наталья Анатольевна, так звали новую, подкидывала что-нибудь про синтез, про наноматериалы, про то, что, крепко сцепившись за руки молекулы могут выдержать и слона, и вообще говорила о том, что сам по себе предмет пшик, ничто, нужно изучать предметы на стыке, всё у неё было междисциплинарное, сливалось то с физикой, то с биологией, а то и с астрономией. Странно, но с новой училкой даже слово «химия» перестало быть ругательным. Как-то на уроке Наталья Анатольевна рассказала про костюм для гонщиков, костюм горит, а Шумахеру все ни по чем, и начеркала на доске длинную формулу, что уж говорить о костюмах для спасателей, химия чего только не касалась, даже у него дома была «умная» тряпка, мать ей чего только не вытирала, и только попробуй её взять без спросу! Димон уверовал в наноматериалы, как когда-то верили в полимеры!

И тут его будто осенило, а что если придумать что-то легкое, теплое и что самое важное красивое, не такое чтобы колом стояло, иначе бабы не оденут, а мужики не купят, тогда бы и зверюшек оставили в покое! Мысль оказалось зажигательной, похлеще алюминиевой пудры, ясное дело, что для этого нужно получить соответствующее образование, с бухты-барахты ничего не получится...

Когда Димон сообщил родичам, что будет сдавать химию, а потом пойдет в химический класс, мать чуть не налетела с поцелуями - Димон этого не любил. Чтобы что-то получилось, предмету нужно уделить внимание, взросление давалось не сразу, тут уж не до гуляний, идешь домой на зов предков. Не все было доступно с первого раза, приходилось перечитывать, да если б только один абзац, и, если уж честно, не все было так интересно, как грезилось поначалу. Первая двойка несколько охладила пыл, но тут уж мать не отступилась, приставила репетира... Осень наступила рано, зима шла за ней по пятам, в прошлом году в это время Димон уже попортил три шубы, а тут зачёты, Димон и не думал, что придется столько пыхтеть, тут уж не до телевизора, не до участия в спамокруговороте сыплющихся градом сообщений. ...Химическая реакция протекает в несколько промежуточных стадий, которые, складываясь, дают суммарную реакцию... Димон пока еще был где-то в начале пути, переходя из одного состояния в другое, а впереди еще два напряженных года, и кровь из носа нужно поступить на бюджет, связей у предков никаких, отец даже не знаком с Менделеевым.

0 27 0.0

0 Рецензий

Добавить рецензию